Рамадан 2018 года. Какого числа начало и конец

… Казахи ведут свой род … от народа тюрков. … Тюрки известны под многими именами, но мы из ветви Уйгур.

— Шакарим Кудайберды-улы. Родословная тюрков, киргизов, казахов и ханских династий

 

Авторитет Шакарима чрезвычайно высок среди казахов. Однако его слова о том, что «мы из ветви Уйгур», кого-то, наверное, сильно удивили, а кто-то подумал, что аксакал ошибся или что-то напутал. Но Шакарим настаивал: «Все известные родословные переводят слово «уйгур» как «объединившийся, присоединившийся (друг к другу)». Народ этот составляли тайфы: кыргыз, канлы, кыпчак, аргынот, найман, керейт, доглат, ойсын — т.е. наши прямые предки».

Представьте себе, это же половина основных казахских родов?! И это более чем загадка для современного казаха.… Почему? Да потому, что это не Шакарим путал. Это нас, потомков народа Тюрк, попутали в собственной истории. Он говорит историческую правду, а его не понимают!

 

Убитая правда Шакарима

И, наверное, многие хотели бы спросить у Шакарима, почему он так сказал?! Но ответа не будет. Нет – Шакарима. Он казнен без следствия и суда. Не помогут и алашские историки М. Тынышпаев, А. Букейханов. Они уничтожены вместе со всей модернистской элитой казахов. Вырублены и алашские автономисты, и пантюркисты и их оппоненты казахские «национал-большевики».

Они «промолчали» в конце 20-х, когда перед Голодомором уничтожались «пережиточная», а на самом деле вся традиционная элита казахского общества. Это были т.н. «феодально-байские элементы»: потомки ханов-султанов, биев-родоправителей, батыров, баев и имамов. Но демократы и революционеры «промолчали». Поэтому, когда репрессировали их самих, кричать уже было некому.

Круг молчания замкнулся и для них. Правды не то чтобы не стало. Говорить правду стало некому.

И некому было возглавить народ. Дошло до того, во время восстаний 30-х годов не осталось знати, призванной возглавить народ, и ханами повстанцев избирались народнические вожаки. Они восстали обреченными. Они встали во главе народа, но не знали, куда его вести …

Правду можно было узнать у ученых. Но их столь массово репрессировали, что востоковедение было практически уничтожено. В репрессивных списках сотни профессиональных историков-востоковедов. В этих списках 72 научных учреждения и вся география СССР от Минска и Киева через Кавказ и Поволжье до Иркутска и Красноярска. Были обезглавлены все научные центры: академии, институты, музеи, библиотеки. Некому было говорить и защищать правду.… Еще один круг молчания.

Тот же превозносимый казахами Л.Н. Гумилев свои труды готовил в заключении. А ведь ему еще «повезло»?! Он остался жив, но научился прятать смыслы между строк. И он не прикасался к тайне найманов Монголии, хотя в виде ремарки указал о тюркском народе «сегиз-огузов».

Остались только те, чьи взгляды вписывались в новую историю «народов советского Востока».

 

Сокрытие тюркской Евразии

Современное казахское историческое сознание сформировано учебным курсом СССР. В отношении тюрков он был до того краток, что об Аттиле и тюрках-гуннах в нем и намека не было. А в учебнике Каз.ССР из всех древнетюркских каганатов остался один лишь Западно-тюркский.

Причиной умолчания о великой тюркской Евразии была идеология «старшего брата». Используя казахские термины, была создана доктрина о некоем старшем великорусском «жузе», в окружении которого, но на ступеньку ниже находились некоторые другие культурные народы. Ну а все прочие шли по иерархии убывания: союзные республики, автономии и т.д. Образовалась своеобразная «национально-административная» пирамида сов.наций. Соответственно ее «традиции исторического старшинства» сложился своеобразный «курган умолчания из забытых этносов».

И хотя курган является достаточно устойчивой конструкцией, но только не в истории и не в общественной жизни. Здание государственности на лжи не построишь. Весь этот курганный субъективизм был эфемерен от основания до вершины. Потому-то он и рухнул, едва только где-то там, в низу пирамиды стали распадаться облака из маленьких обманов. И как только снизу начались локальные этнические конфликты, то скособочило и вершину.… А уж когда стали раскрываться тюркские тайны, то снесло целый склон мифов и обнажилась пустота.

История кочевых тюрков была монолитной как жизнь единого суперэтноса. Поэтому когда из курса «исчезли» древние имена имперских народов и царственных династий тюрков, то образовалась зияющая пустота. Ее бреши заполнили мифами, а также «залатали» тем, что куски каганатов «передавались» от одной «сов.нации» к другой. Получалась несуразица, прикрываемая пропагандой.

Вот из-за таких-то мифов и выглядит странным происхождение казахов «из ветви Уйгур»?!

Память многих древних народов были «репрессирована» вместе с учеными. Одной из жертв исторического «криводушия» стал народ Найман. Он был осколком Великого каганата тюрков, как и его имперские предшественники и современники. Но они все «исчезли»: тюркуты, сиры, древние уйгуры, кимаки, караханиды…

Лишь в отношении только одного каганского народа историческая справедливость была восстановлена, да и то частично. Вначале о народе Сир-Кыпчак тоже не было ничего, кроме упоминания о «Диком поле Половецком». Но со временем по кыпчакам признали 50-десятилетний каганат сиров-кипчаков и императорскую династию Ашина-Ашидэ. А вот другие такого признания не получили.

И получилось так, что древних уйгуров якобы истребили, а найманы якобы возникли из ниоткуда?!

 

Советские мифы о народе Найман

С историей народа Найман советская «курсовка» сотворила «чудо»?! Он возник как бы из ниоткуда, хотя в природе так не бывает. Причина этого «чуда», скорее всего, в том, что найманы как-то «не во время» стали современниками Чингисхана (чей народ тоже возник как бы ниоткуда?). А «обижать» братский народ соц.страны было не принято.

И не стало у найманов предка! Но предок-то был. Не мог не иметь могучих предков самый сильный и многочисленный народ тогда еще тюркской Монголии.

Чтобы обойти этот «провал», найманов «зачислили» в монголоязычные народы. Так гласил курс советизированной истории-идеологии. Конечно, это был нонсенс, ведь на роль предка стали «примерять» монголов, хотя их самих-то как народа еще не было. Эта исходная кривда повлекла еще большую ложь, и пришлось выискивать малоизвестные имена мелких этносов, выдумывать ранее неизвестные детали, а очевидные факты скрывать или профанировать.

Началось масштабирование мифа о монголоязычии найманов. Этому мифу противостояла западноевропейская историческая школа, считающая найманов и другие племена Монголии тюрками. Мог бы возникнуть открытый диспут. Но он не состоялся.… Еще бы, возражать было особо нечем.

Этот миф живет и сейчас. Единственно пришлось «зачислить» найманов и других монгольских тюрков в «народы с неясным происхождением»?! И ничто не убеждает монголофилов: ни тюркские имена-титулы найманских ханов, ни древнетюркская письменность, ни тюркутская политическая традиция. Дошло до абсурда.

Так, например, энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона прямо называл найманов «самым сильным тюркским племенем». На тюркское название «секиз-огуз» («восемь огузов») указывала Советская историческая энциклопедия. Но, несмотря на это, методический курс был сориентирован на монголоязычность найманов. Советская энциклопедия утверждала, что «большинство исследователей» считает найманов «по этнической принадлежности и по языку» тюрками, но в пропаганду «забивали» противоположное? Разве – не абсурд!?

 

Река Найма или «люди Копья»?!

Загадкой и поводом для заблуждений стало даже родовое имя найманов. Причиной для этого была тюркофильская версия о том, что имя «Найман» происходит от названия «реки Найма, притока Катуни». Это было самое «прямое объяснение»: Алтай был тюркским и найманы как уроженцы Алтая были тюрками. Искушение было столь очевидно, что ему поддались и некоторые тюркофилы.

Однако это была «ошибка в названии». Реки Найма как таковой нет ни в природе, ни в исторической географии. Притоком Катуни является алтайская река Майма и живут там не найманы, а майманы. И село там есть и район соответственно Майманский.

А ведь этому наваждению поддались даже те ученые, кто считал найманов исконно тюркским племенем. И потому не удивительно, что никогда незнаемая река Найма пропагандируется в десятках, если не в сотнях источников?!

«Чудо»! Нет – не чудо. Это – «давление авторитета» и сила некоей предубежденности: он прав даже когда он – не прав. Тем более все так говорят…

Откуда же появилась такая версия. Как выясняется – от друзей. Н.А. Аристов как убежденный тюркофил настаивал на том, что «киреи (киреиты)», меркиты и найманы: «Все это были племена тюркского языка». Он отстаивал тюркскость найманов, но именно он в пылу полемики допустил «ошибку в имени», засчитав Майму за Найму, а майманов – за найманов.

Этот непроверенный тезис теперь пропагандируется как факт, что дискредитирует общетюркскую позицию. Поэтому необходимо отказаться от реки Найма, тем более что других аргументов тюркскости найманов достаточно.

Единственно, по реке Майма можно как вариант рассмотреть процесс обратного переименования. Майманы зафиксированы на Алтае относительно недавно и можно предположить, что они – не прародители найманов, а напротив, они – их потомки. Часть разбитых Чингисханом найманов согласно туранской традиции изменили «несчастливое имя» и стали «майманами». Такой обычай исполнялся не впервые. Те же сиры-сеяньто после падения Сирского каганата сменили имя Сир на Кыпчак. В этой традиции есть нечто сакральное, предупреждающее, что нельзя принимать имена проигравших народов, какими бы великими в истории они не были.

И раз уж другие версии происхождения имени не выглядят достоверными, то позволим себе присоединиться к опоэтизированной героической версии о том, что самоназванием народа Найман было «Копейщики» (люди Копья – или люди НАЙ-зы). Великая династия найманов погибла, но их роды сохранили свою силу. И потому «народ копейщиков» не поменял своего имени. Более того, для посвященных имя Найман оставалось тюркским знаком преемственности, завещанием Огузского каганата.

 

Монголофилы о киданьских предках найманов

Как указано выше, нельзя обманываться тезоименитством имен. Оно чересчур эфемерно.

Однако единственный аргумент монголофилов основан именно на сходстве имен-терминов. По их мнению, «Найман» по-монгольски означает «восемь» и потому найманы происходят от восьми племен монголоязычных киданей. По сути, это «числительное» является единственной привязкой найманов к монголам.

Однако монголофилы забывают об исторических фактах.

Во-первых, кидани совершали свои подвиги довольно отдаленно от тюркских земель. И среди тюрков кидани появились достаточно поздно, только в 1123 году во время эмиграции принца Елюй-Даши в Туркестан. Да и то в качестве «вынужденных переселенцев».

Во-вторых, монголофилы игнорируют крайнюю малочисленность киданей в войске Елюй-Даши. Так, например, «по китайским известиям Елюй-Даши, потомок в восьмом поколении Абарки, первого киданьского императора, после бесплодных попыток поддержать падавшую под ударами чжурчженей киданьскую империю … бежал, во главе 200 всадников». В провинции Шаньси он «собрал начальников… семи областей и восемнадцати родов, … которые, по-видимому, все принадлежали к тюркскому племени. Вняв речам Елюй-Даши, просившего о помощи, собрание снабдило его войском из отборных всадников, в числе более десяти тысяч человек».

Таким образом, принц потерял страну и свой народ. Он стал беглецом, которого сопровождало всего лишь 200 киданьских всадников, верных своей клятве. У киданьца был и титул и право на власть, но с ним не было восьми племен киданей. Соотношение двести киданей к 10 тысячам тюркского войска говорит само за себя.

А для нашего вопроса достаточно того, что двести человек никак не образуют восьми племен. Из этого следует, что «киданьское» происхождение тайфы Найман является мистификацией.

В-третьих, Елюю не было места в Монголии. Там бы его добили, как когда-то преследовали последнего уйгурского кагана. Чжурджени были восточным народом, и они знали династическое правило: тех, кто может оспорить титул, не жалеют. В ближней Монголии добили бы и последнего Елюя.

В-четвертых, в тюркской Монголии киданей в принципе не ждали. Там правили собственные каганские и великокняжеские тюркские династии, которым чужой наследник был ни к чему. Среди их царей никогда не было никого из клана Елюй. Поэтому, когда последний Елюй попробовал пройти в «страну кэргизов», его оттуда недвусмысленно отвадили. И он ушел к юго-западу через Кашгар и Тянь-Шань на Самарканд. Но Кашгар и Самарканд не имеют отношения к найманской Монголии.

Таким образом, киданьский принц ушел гораздо южнее найманов.

И, наконец, в-пятых и это – самое главное. Мало того, что Елюй-Даши так и не появился в Монголии, так там задолго до киданей жили свои восемь тюркских племен – «сегиз-огузы». Уже по самому огузскому имени, они были частью древних тюрков.

И как тюрки они были известны задолго до Елюй-Даши и киданьского марша 1123 года. Племена «сегиз-огузов» вместе с «тогуз-татарами» еще в 747 году подняли смуту в Тогуз-огузском каганате, выбрав своего кагана. Их сепаратизм привел к тому, что в 753 году войско каганата было разделено на два крыла, на сегиз-огузов и на тогуз-огузов.

 

Восемь найманов и другие огузы

Сегиз-огузы подчинялись древнеуйгурскому кагану и входили в Тогуз-огузский каганат. Каганат назывался Уйгурским, так как орду составляло племя он-уйгуров, и Тогуз-огузским – поскольку военно-политической основой были тогуз-огузы.

Но как мы видим, свою силу демонстрировали и восьми-племенные огузы. Возможно, их происхождение было связано с расколом тогуз-огузских родов, недовольных излишне репрессивной политикой каганов из первой династии Яглакар. Не случайно все-таки, что эта династия погибла в гражданской войне. После междоусобицы произошел раздел крыльев. Ханский аймак он-уйгуров и примыкавшие к ним тогуз-огузские родовые подразделения сохранили старое название «тогуз-огузы», а мятежные части остальных восьми (естественно, без девятого царского улуса) родов приняли новое название «сегиз-огузы».

Естественно были и другие «автономисты». И когда Древнеуйгурский каганат рухнул, то на его руинах образовалось несколько ханств. Но самым сильным было Найманское ханство сегиз-огузов.

Их «имя числительное» не должно нас удивлять. Такие «числительные имена» были не в новость для тюрков и древнейшей родоплеменной культуры Турана. Множество таких родов имелось и в составе Древнеуйгурского каганата: он-уйгуры, тогуз-огузы, тогуз-татары, сегиз-огузы (найманы), жети-огузы (предположительно, их остатки – долоны). По Гумилеву в Монголии оставался также и «народ шести бегов» (предположительно, шесть древнейших телеских племен бугу, хунь, байегу-байырку, тонгра-тунло, сыге-сыгйе, киби-кибиюй). Где-то убереглись остатки сорока племен Басмыльского каганата и осколки десятого сирского Огуза, большей частью ушедшего из Монголии после падения Древнекыпчакского каганата. Да что там говорить, сохранились реликты таких древних царских родов как орхонские тюрки.

Исходя из вышеперечисленного множества, в составе каганата имелось более чем пятьдесят родов тюрков. Такое большое количество родов не удивительно, поскольку тюркская родовая система являлась многослойной государственнической структурой.

 

Титул «девяти властей»

В литературе указывается разное число тогуз-огузских и собственно самих он-уйгурских родов, число их доходит до 14-15. Но на самом деле этих «внутренних» родов могло быть еще больше. Об этом говорит то, что после катастрофы «тринадцать родов ханского аймака» сопровождали навстречу гибели последнего древнеуйгурского кагана Уге-тегина. В этом гибельном бегстве они стали «очевидцами своей собственной гибели». А еще «пятнадцать аймаков» ушли в эмиграцию с более удачливым князем Пан-Торэ. И каждый из этих аймаков имел  свое родовое имя. Здесь мы видим 28 родов-волостей.

Интересно то, что, несмотря на явно большее число племен, каганат назывался тогуз-огузским, то есть 9-племенным. Это объясняется сакральным значением числа «девять» для тенгрианских тюрков. Девять подразумевало связь с Небом и благословляло на высшую власть. Этот титул принимали сакрально, от Неба. А на земле он обозначал династическую претензию на императорскую власть.

Так, например, как только карлукский джабгу (обратите внимание, не ябгу, а джокающий термин) принял имперский титул кагана, то его трехсоставный народ Уч-карлук стал именоваться «тогуз-карлук». Право на титул девяти властей ему давала уверенность в своей абсолютной силе.

Так почему же могучие найманы не приняли звания 9-племенного народа. Наверное, потому что их реально и было восемь племен. А, кроме того, принятие сакрального имени стало бы вызовом для всех врагов. Поэтому найманы просто воспроизвели свое старое родовое наименование – «копейщики».

Центральной императорской власти в Монголии больше не было, а каганский титул хозяина «девяти бунчуков» остался вакантным. Возобновить титул и каганат смог только Чингисхан. Он принял этот титул только после гибели верховной династической элиты сегиз-огузов и принятия присяги от уцелевших князей крови.

И ведь, действительно, по туранским законам Чингисхан не мог принять титул «Сына Неба», пока существовала династия найманов. Она происходила от князей – принцев крови Древнеуйгурского каганата. И только они были легитимными претендентами на небесное звание кагана.

Найманские цари происходили от древнеуйгурской династии. Об этом говорит воспроизведение сакральных имен и династический авторитет найманских царей в Монголии. Эта версия доходит до отождествления царей: «… Уйгурский Буку (Бёгю)-каган и найманский Буку-хан — это одно и то же лицо». Однако тождества здесь, скорее всего, нет. Имеет место династическая наследственность и легитимация власти путем воспроизведения основного титула.

Об этом говорит основной исторический источник – Рашид ад-Дин: «Царя найманов, бывшего у них до вражды Чингис-хана с найманами, называли Инанч-Билгэ Буку-хан: В древние времена Буку-хан был великим государем, (к памяти) которого уйгуры и много других племен относятся с полным уважением и рассказывают, что он родился от одного дерева». И все эти племена были тюрками, которые не могли отождествлять себя с киданями.

И если бы найманы были бы монголоязычны, да еще и имели бы отношение к «Железной империи Ляо», то они воспроизводили бы не тюркские, а киданьские титулы. Но – нет. Все найманские ханы принимали тронные имена тюркских императоров. Древняя Монголия была тюркской и в ней ни разу не было династии Ляо или фамилии Елюй.

Поэтому-то, отрицая версию Аристова о «реке Найма», согласимся с ним в том, что состоит «Киргиз-казачий народ … из многих тюркских племен уйгурской и западной групп». В числе прочих наследником древнеуйгурского царства были и найманы. Они были народом и основным сохранившимся массивом племен Древнеуйгурского каганата тюрков…

И они не возникли из ниоткуда, точно так же, как не исчезали якобы в «никуда» другие народы: кимаки, караханиды и т.д. … У них тоже остались «дети», которых тоже «попутали»…

Тайна народа Найман

Имена числительные: сегиз-огузы, тогуз-татары, он-уйгуры

 

Марлен Зиманов

Свобода слова № 12 (404) от 28 марта 2013 г

 

 


Источник: http://www.altyn-orda.kz/proisxozhdenie-naroda-najman-chast-pervaya/


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Ещё статьи по теме: Рамадан 2018 какого числа начало и конец
Когда день объятий в 2018 году
Красивые картинки на 8 марта: поздравления маме, со стихами
Новогодний корпоратив 2018. Где и как провести, сценарии
Honda Crosstour 2018 года
Когда будет последний звонок в 2018 году. Дата



Рамадан 2018 года. Какого числа начало и конец Рамадан 2018 года. Какого числа начало и конец Рамадан 2018 года. Какого числа начало и конец Рамадан 2018 года. Какого числа начало и конец Рамадан 2018 года. Какого числа начало и конец Рамадан 2018 года. Какого числа начало и конец Рамадан 2018 года. Какого числа начало и конец

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ